Главная | Автоюрист | Кража из ручной клади находящейся при потерпевшем

Сам себе адвокат

Яни, профессор юридического факультета МГУ им. Ломоносова, доктор юридических наук, профессор. Рассматриваются вопросы квалификации хищений по п. Понятие одежды и сумки толкуется в их общеупотребительном смысле.

кража из ручной клади находящейся при потерпевшем Диаспара, как

Возникла дискуссия о вменении обсуждаемого признака при хищении телефона из чехла, который владелец носит на шнуре либо на поясе. И если, скажем, в моду войдут микроклатчи размером с тот же чехол для телефона, предназначенные исключительно для помады, пудры и туши а, может, кстати, еще и для гаджета! К ней нужно отнести, например, футляр, в котором перевозится музыкальный инструмент или оружие, клетку с домашними животными и т.

Соглашаясь с квалификацией деяния по п. Как следует из показаний свидетелей, после совместного распития потерпевшего с Н.

кража из ручной клади находящейся при потерпевшем было что-то

В это время Н. Изъятие имущества может происходить не только из карманов одежды, но и из ее складок или рукавов, когда владелец снял ее, сложив или повесив неподалеку, в зоне своего контроля. Поскольку такой контроль означает более высокую степень защиты имущества, это и требует для ее преодоления применения вором особых криминальных приемов тайного изъятия такого имущества. Например, когда снятое в ресторане пальто владелец повесил, положил в зоне своего обзора либо осязания на спинку своего стула , то тем самым он контролирует доступ к содержащимся в пальто карманах, рукавах ценностям.

Подконтрольность одежды и ручной клади владельцу как дифференцирующее ответственность обстоятельство должна осознаваться виновным, в противном случае, то есть когда, допустим, вор ошибочно полагает, будто за оставленной владельцем сумкой потерпевший не наблюдает и, стало быть, не создаст особых препятствий для изъятия из нее имущества, данный признак похитителю вменен быть не может. В этом видится явный законодательный пробел. Вор может похищать из одежды или сумки, осознавая — не будучи, однако, в этом уверен!

Кража из одежды и ручной клади

Стало быть, по отношению к соответствующей обстановке совершения преступления, затрудняющей реализацию его цели, умысел у виновного — неопределенный. Поэтому установление факта подобного наблюдения со стороны названных лиц требует вменения посягателю состава не кражи, а грабежа. Однако если в действительности никаких лиц, наблюдающих за хищением и адекватно оценивающих действия похитителя, не было, то содеянное станет квалифицироваться как кража. Но можно ли при этом вменять виновному обсуждаемый признак? Данный вопрос порожден той логикой, которой руководствуются суды при исключении данного признака из обвинения в краже у мертвого либо спящего.

N О и др.

Кассационное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 27 июля г. Здесь, таким образом, Мосгорсуд согласился с вменением обсуждаемого признака при совершении кражи у спящего, что в целом для судебной практики нехарактерно — см.

Удивительно, но факт! С таким подходом согласиться трудно.

В обоснование такого подхода приводятся два основных довода, лишь один из которых можно, полагаю, признать верным критерием, позволяющим ограничить пределы действия п. Сначала приведу довод, принять который без оговорок сложно, он выражен по одному из уголовных дел так: Вместе с тем хищение денежных средств у спящего человека исключает или существенно снижает вероятность быть застигнутым на месте совершения преступления. Таким образом, совершенное осужденным преступление характеризуется более низкой степенью общественной опасности и не может быть квалифицировано по п.

Подразделы

Постановление президиума Вологодского областного суда от 28 января г. N у; справка Кемеровского областного суда от 18 августа г. Оговорка, которую предлагаю сделать по отношению к данному аргументу, состоит в том, что не особая все-таки дерзость карманных воров стала главной причиной ужесточения ответственности за такую кражу. Немалая дерзость при тайном хищении из находящихся при потерпевшем одежды или сумки, конечно, налицо. Профессионализм карманников, конечно, не ограничивается использованием таких способов: Для совершения карманных краж могут использоваться специально заготовленные предметы заточенные монеты для разрезания сумок, пинцеты, ножницы, бритвенные лезвия и т.

К специальным приемам следует отнести и действия, связанные не только со способом изъятия имущества, но с умением отвлечь жертву, например, жестикуляцией, разговором, иной маскировкой, скрыть в пределах объективной стороны хищения от потерпевшего факт кражи, например, уронив похищенное из внутреннего кармана портмоне под ноги владельцу, но так, чтобы тот этого не заметил и, переступив через него, продолжил движение и покинул место изъятия портмоне, которое вслед за этим поднимает вернувшийся за ним вор.

Удивительно, но факт! Понятие другой ручной клади в законе также не снабжено какими-либо характеристиками; она может иметь любой вид - коробка, авоська, сверток, рюкзак, чемодан и т. При таких обстоятельствах формальное нахождение похищенного имущества в карманах брюк и куртки потерпевшей не должно влиять на квалификацию содеянного Б.

Как представляется, приведенному мнению в том числе Г. Борзенкова о причинах дополнения нормы об ответственности за кражу обсуждаемым квалифицирующим признаком не противоречит то, что в п. А потому квалификация по данному пункту необходима, даже когда такие способы специально не устанавливаются и не вменяются лицу.

Как не нужно доказывать общественно опасные последствия преступлений, состав которых формальный; эти последствия, как презюмируется законотворцами, наступают безусловно, что и становится одним из оснований криминализации соответствующих деяний. Приведенному пониманию причин ужесточения ответственности за карманные кражи соответствует иной аргумент в пользу невменения обсуждаемого признака при краже у спящего, он сформулирован по другому уголовному делу следующим образом: При таких обстоятельствах формальное нахождение похищенного имущества в карманах брюк и куртки потерпевшей не должно влиять на квалификацию содеянного Б.

С учетом этой аргументации и следует задаться вопросом о том, возможно ли вменение обсуждаемого признака в случае изъятия имущества из сумки при неопределенном умысле посягателя, предполагавшего как открытый, так и тайный характер совершаемого им хищения, если установлено, что за хищением в действительности никто не наблюдал. При таких обстоятельствах суд может заключить, что осознание виновным возможно открытого характера совершаемого им хищения предполагает заведомую для посягателя ненужность применения им каких-либо специальных навыков при совершении хищения — он, так сказать, бесхитростно изымает имущество из одежды или сумки.

Однако подобные доводы в пользу невменения признака кражи из одежды или сумки поддержать нельзя с учетом того, что, как указано выше, специальные приемы, применение специальных навыков карманных краж законодатель признает имманентными ей. Вместе с тем, хорошо представляя себе, насколько правоприменитель не склонен к рассуждениям о действительно трудной квалификации при неконкретизированном умысле, прогнозирую, что если подобная проблема при расследовании либо рассмотрении уголовного дела возникнет, то станет она решаться так: Это значительно облегчит решение задачи уголовно-правовой оценки хищения в том числе и по анализируемому квалифицирующему признаку.

Пристатейный библиографический список Лопашенко Н. УК РФ Post navigation.


Читайте также:

  • Если одобрили ипотеку сколько она действует на
  • Экс-милиционеру из ангарска предъявлено обвинение в убийстве 47 женщин
  • Кошелев банк ипотека без первоначального взноса
  • Статья 102 ук рф
  • Как взять долю в квартире в ипотеку
  • Допускается ли принятие наследства а через представителя
  • Автоюристы в красносельском районе спб